Неуступчивость Паасикиви: рамки политики соглашательства в 1909, 1936 и 1948 годах

Внешняя политика Ю.К.Паасикиви строилась на принципах соглашательства или, как он сам именовал ее после второй мировой войны – «чугунное суометарианство». При ближайшем рассмотрении даже его соглашательство имело границы. Далее разберем его принципиальную неуступчивость, проявившуюся в 1909, 1936 и 1948 годах.

«Дипломатическая ложь. Полная ложь. Лживость дипломатов. Ложь дипломатии. Ложь дипломатии и внешней политики»

Такую пометку Паасикиви сделал позже на полях рядом со своей дневниковой записью от 29.8.1939… Причиной выплеска стало заявление немецкого дипломата и посла Германии в Финляндии Виперта фон Блюхера, сделанное им 26.8.1939 года, о полной безосновательности (völlig unzutreffend) утверждений о том, что при составлении договора о ненападении между Германией и СССР стороны пожертвовали Финляндией и прибалтийскими странами.

«2.9. [1946] Позавчера и вчера ходил на кладбище. Оба дня гулял по ½ часа. Как будто сходил поздороваться со старыми друзьями и знакомыми. Подумал у могилы Даниэльсона-Калмари, что он перевернулся бы в гробу, увидев это «чугунное суометарианство», в котором его старый друг пребывает уже некоторое время и не вполне по своей воле».

Суть линии Паасикиви

Помню, как писал выпускную экзаменационную работу в Лицее Куопио по теме «Экономическая и духовная независимость как предпосылка государственной независимости. Взгляды Ю.К.Паасикиви», а уже осенью того же 1968 года, поступив на первый курс по специальности политическая история, стал свидетелем перемен в общественном диалоге, известном как студенческая революция. Нельзя утверждать, что ее участники клялись именем Паасикиви. В этом году я стал председателем комиссии по проведению юбилейных мероприятий в честь 150-летия Ю.К.Паасикиви и главным редактором сайта www.jkpaasikivi.fi

Что же привлекает нас в Паасикиви в год его 150-летнего юбилея? И что по прошествии 52 лет видится актуальным в его образе мыслей и деятельности?

Всякий уважающий себя и сколько-нибудь интересующийся историей Финляндии человек должен иметь представление о деятельности Паасикиви в опасные послевоенные годы, в должности премьер-министра в 1944-46 годах и на посту президента в 1946-56 годах. Хочется процитировать из базового документа, имеющего отношение к линии его имени, несколько мыслей, суть которых актуальна и по сей день.

Уже начало выступления как нельзя кстати подходит к нашему стагнирующему из-за эпидемии коронавируса время:

«Жизненный путь наций не является ровным подъемом вверх, как бы нам того ни хотелось. Случаются спуски вниз в долину – такую, что она может быть глубокой, как пропасть. Но оттуда, из долины тропинка начинает карабкаться вверх: подъем – когда плавный, когда крутой, но он неизбежно ведет к открытым просторам, где всякий раз открывается еще более чудесный вид на божественное небо».

В речи определены краеугольные камни, могущие стать определяющими для внешней политики Финляндии:

«Во внешней политике Финляндии главенствующим являются отношения с нашим великими восточным соседом СССР… Государственная независимость и нейтралитет являются тем условием, без которого наш народ не может жить удовлетворенно и счастливо и исполнять свою задачу… Практически семисотлетняя связь со шведским государством обеспечила наше общественное устройство и мировоззрение».

В части внутренней политики посыл также актуальный:

«Мы сумеем выполнить стоящие перед нами сложные задачи лишь благодаря свободному общественному сознанию… Сегодня не без причины подчеркивается значимость демократии… основные сложности лежат в экономической плоскости, но Одно превыше всего: Следует трудиться, трудиться энергично и неустанно. Промышленность следует запустить на полные обороты».

Приуроченное к дню независимости выступление Паасикиви заканчивается столь же убедительно, как и начинается:

«В этот декабрьский день над нашей северной страной повисла осенняя хмарь, но совсем скоро начнет расти день, а через некоторое время весна подаст первые признаки. Начнет греть солнце, воспрянут человеческие мысли. «Трудись, накапливай, веди себя честно, и тогда все будет хорошо» – такой совет дает молодому поколению Алексис Киви. – Верю, что когда-нибудь сойдет осенний туман, перед нашим свободным народом встанет день, и солнце будет еще ласковее согревать нашу любимую Финляндию».

Если вкратце, то линия Паасикиви означает сохранение независимой Финляндии и основанного на демократических традициях Северных стран финского общества. В разные года менялись только способы достижения этого.

Lex Paasikivi 1918 – Закон об освобождении торпарей (безземельний крестьянин)

Определение «живой общественный дух» подразумевал для Паасикиви реализацию требуемых реформ. Его политическим кредо стали социальный реформизм Финской партии и снельмановская идея о поднятии уровня всеобщего образования. Даже радикальные общественные реформы спаяют народ Финляндии и позволят ему выдержать внешнее давление.

В основе реформ лежала вопрос о земле и повышение общественного статуса безземельного населения и торпарей. Первый период премьерства Паасикиви в 1918 году оставил след в истории Финляндии: произошло освобождение торпарей.

В 2020 году празднуется также 100-летие со дня рождения писателя Вяйне Линна. Для Паасикиви и Линна общим является именно торпарский вопрос. Основной линией трилогии Линна «Здесь под северной звездой» стала история торпарской семьи Коскела. Именно пасторские поля, с потом и кровью распаханные отцом, стали первопричиной того, почему Аксели взялся за оружие и встал на путь революционной борьбы: со братом он влился в ряды отрядов красной гвардии, отправившихся с походом на Вааса с целью свержения буржуазного правительства Свинхувуда.

Вся глубина трагедии в том, что еще в январе 1918 года до начала восстания правительство Свинхувуда на рассмотрение парламента согласно своей программы проект закона о выкупе земли торпарями. Одновременно с тем, как главный персонаж романа Аксели Коскела в июле 1918 года находился в лагере для военнопленных, уменьшенный состав буржуазного парламента (без социалистов) практически единогласно принял закон, известный как закон об освобождении торпарей. Наделенный полномочиями регента Свинхувуд одобрил его в октябре и после разработки соответствующих подзаконных актов, в мае 1919 года началось его исполнение.

Начиная с первых шагов своей политической карьеры, Паасикиви являлся одним из наиболее значительных разработчиков и исполнителей земельной реформы. Войдя в состав сейма депутатом от Финской партии и заняв должность председателя комиссии по аграрным вопросам, он вплотную занялся подготовкой решения земельного вопроса.

Если есть необходимость дать освобождению торпарей какое-нибудь имя собственное, то подходящим будет Lex Paasikivi. Освобождение безземельного финского крестьянства произошло в период, когда Ю.К.Паасикиви занимал пост премьер-министра Финляндии. Большую часть подготовительно работы провел сенатор и заместитель председателя аграрной комиссии Э.Ю.Пехконен. На счет исторической политики следует отнести общераспространенное ошибочное мнение, согласно которой торпари получили освобождение только благодаря Lex Kallio в 1922 году – закона, носящего имя Кюести Каллио, однако заслугой того является только внесение в список мер положения о принудительном выкупе, к которому прибегали в редких случаях.

Аграрный вопрос можно считать первым барьером, за который Паасикиви не перешагнул в своей соглашательской политике. Социальный реформизм не означал для него социализма, и с рабочим движением было покончено после того, как радикальное крыло СДПФ заговорило о классовой борьбе и начало подстрекать народ к революции. Надо сказать, что в этой части Линна также принято толковать ошибочно: на самом деле, истинным героем его трилогии является Янне Кививуори, отбросивший идею насильственного свержения власти и вставший на сторону социал-демократических преобразований в духе Таннера.

1909 год: предел соглашательства

Во внешней политике Паасикиви известен как сторонник соглашательской политики. Сам термин родом из начала ХХ века, тогда Финляндия испытывала давление со стороны имперских властей. Тогда в части внешней политики финны разделились на два основных лагеря по вопросу о том, как следует относиться к русификации страны. По одну сторону барьера стояли конституционалисты, требовавшие соблюдения законодательства, их самым видным представителем был председатель сейма П.Э.Свинхувуд, по другую – суометарианцы, поддерживавшие более гибких действий. К их лагерю относился и Ю.К.Паасикиви.

Но даже его соглашательство имело свои рамки. Обратимся к разбору явления.

В сейме Паасикиви руководил финансовым блоком, когда в 1909 году подали в отставку последние оставшиеся в правительстве и поддерживавшие политику соглашательства сенаторы Аугуста Хьелта. Они посчитали, что никакими уступками более не спасти положение Финляндии. В своих воспоминаниях о временах угнетения, с которыми можно ознакомиться на этом портале, Паасикиви размышляет именно об этом. Тогда Хьелт написал императору:

«Тот государственный подход, который в течение долгого времени показывают нынешние члены сената и в парламенте, и в остальной публичной деятельности, известен Вашему высочеству. Считаю своим долгом осуществить с нашей стороны все, что есть в наших силах, для обустройства отношений между Финляндией и Россией образом, который, одновременно соответствуя интересам империи, не нарушил бы гарантированных Финляндии прав, мы последовали рекомендации Вашего Высочества стать членами сената. К нашему вящему огорчению, подразумевавшая подобную организацию деятельность оказалась безрезультатной. Конфликт в течение года только усугубился и угрожает в ближайшем будущем принести нашему народу беды. Соответственно, нам следует признать, что те предназначения, с которыми мы вошли в сенат, и в правомочности которых мы по-прежнему глубоко убеждены, в нынешних условиях достичь совершенно невозможно. По этой причине, мы посчитали справедливым обратиться к Вам с нижайшей просьбой оставить без рассмотрения кандидатуры нынешнего состава экономического отдела при назначении состава сената на следующие три года».

1934 год: с национал-социализмом и фашизмом не по пути

Действуя на посту председателя национальной коалиционной партии в 1934-36 годах, Паасикиви обозначил четкий барьер своей соглашательской политике. Он отверг идейные направления, склонявшиеся к германскому национал-социализму и итальянскому фашизму. В октябре 1934 года он выступил в Тампере и Выборге с речью под заголовком «Демократия или диктатура?» Это произошло всего через с год с небольшим после прихода Гитлера к власти в Германии.

Послание Паасикиви финским кругам, присматривавшихся к немецким и итальянским ультрадвижениям, было совершенно четким: «Дом нужно ремонтировать, а не уничтожать».

Осень 1948 года: отгородиться от коммунизма

Взрывная динамика дневников Паасикиви рождается из напряжения, возникающего из столкновения между целенаправленным политическим словоупотреблением и реальности. В наиболее значительные рамки его соглашательская политики вошла в 1948 году. Финляндия не только исполнила условия заключенного в сентябре 1944 года перемирия, но выполнила даже больше, пойдя навстречу требованиям Союзной контрольной комиссии, в частности, приговорив к различным тюремным срокам некоторых своих руководителей военного времени по обвинению в совершении военных преступлений.

В 1947 году в Париже был подписан мирный договор между Финляндией и СССР, контрольная комиссия покинула страну, а в 1948 году Финляндия по требованию СССР подписала Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

И после этого Паасикиви совершенно четко отгораживается от коммунистов. Он назначает социал-демократическое кабинет меньшинства во главе с К.-А.Фагерхольмом и составляет секретную программу из 24 пунктов, представленную им тет-а-тет ведущим политикам не коммунистического толка. Настало время расставить точки над ”i” и отгородиться от коммунистов.

Программа в полном виде опубликована на этом сайте как приложение к 5 главе биографии Ю.К.Паасикиви, написанной Туомо Полвиненом.

Задача была воспрепятствовать сползанию Финляндии к коммунистической диктатуре. Ниже основные пункты программы:

– В Финляндии следует обеспечить независимость и демократический порядок.

– В удовлетворении военных интересов России нельзя идти дальше предписанного двусторонними соглашениями.

– С Россией следует развивать торговлю, однако Финляндия не должна стать от нее зависимой.

– Мы являемся частью Северных стран и стран Запада.

– «Мы сами сиречь парламент и президент, но не Москва, устанавливает, кто становится членом правительства»

– Всем не коммунистам следует незамедлительно и жестко реагировать на любые попытки повлиять на состав правительства.

 – Цель СССР: «Сначала создать народный фронт и коалиционное правительство с участием коммунистов, затем усилить влияние коммунистов в правительстве и сделать его влияние преимущественным, добиться руководства социал-демократов и, наконец, установить коммунистическую диктатуру».

– Мы должны быть незыблемы в своих правах. «Мы ведем сейчас и вели ранее духовную борьбу за жизнь и существование финского народа и самой государственности Финляндии»

– Оказанная коммунистам на выборах низкая поддержка не помешала им прийти к власти в Румынии, Польше, Чехословакии и балканских странах.

– Правительство без коммунистов может провести «реорганизацию и чистку, которые следует провести, дабы обезопасить поддержание в силе законного демократического порядка»

Закончил Паасикиви так:

«Моя позиция не предполагает неприятия Советского Союза. Наоборот, она призвана показать мое принципиальное и глубокое дружелюбие по отношению к Советскому Союзу и добрым отношениям между нами и СССР. Если русские будут соблюдать соглашения и дадут нам спокойно заниматься своими делами с опорой на договора, то все будет хорошо».


Профессор Мартти Хяйкие является председателем комиссии в честь празднования 150-летнего юбилея президента Ю.К.Паасикиви и главным редактором сайта www.jkpaasikivi.fi. Он также является автором биографий ближайших сподвижников Паасикиви – президента П.Э.Свинхувуда и премьер-министра Антти Хакцелля.